КМВ, Пятигорск
Ставропольский край • Ставрополь • КМВ • Пятигорск • Ессентуки • Кисловодск • Железноводск • Минводы • Георгиевск
Региональный информационный портал Кавминвод
---- Кавминводы в годы войны и её герои
Забыли пароль?



  Сделать стартовой  Добавить в избранное     Поиск  Обратная связь  Карта сайта  Версия для печати



 
 
 
 



Санаторий Родник, лечение
 


07.05.2008

Кавминводы в годы войны и её герои

О чем писала газета «Ставропольская правда» в День Победы

Елена ГРОМОВА сотрудник Государственного архива Ставропольского края
'Ставропольская правда' 9 мая 1945 г. Можно представить, в каком приподнятом настроении готовили номер газеты «Ставропольская правда» за 9 мая 1945 года сотрудники редакции, верстальщики, печатники, все, кто был к нему причастен. Положительная энергетика праздничного выпуска ощущается и спустя 63 года. Каждый материал переполнен радостью Победы.
Ликующие строки: «Великая Отечественная война против немецко-фашистских захватчиков победоносно завершилась! Гитлеровская Германия разгромлена и безоговорочно капитулировала! Да здравствует организатор победы советского народа – великий Сталин!» И, конечно же, в центре первой страницы помещен портрет вождя.

Открывается номер Указом Президиума Верховного Совета СССР об объявлении 9 мая Праздником Победы и актом о безоговорочной капитуляции германских вооруженных сил, подписанным 8 мая 1945 года в Берлине от имени германского командования Кейтелем, Фридебургом, Штумпфом.

«…Наши войска заставили капитулировать чванливых фашистских головорезов, и их бредовые мечты о «жизненном пространстве» загнали в могилу вместе с миллионами немецких солдат и офицеров. Вместо «жизненного пространства» немцы получили гигантское кладбище. Немецко-фашистская армия разбита, хвастливый генеральный штаб ее поставлен на колени. Германских империалистов, возомнивших себя победителями мира, замышлявших покорить весь мир, постигла судьба крыловской лягушки, которая от натуги лопнула и околела».

О том, как ставропольцы встречали рассвет Дня Победы, корреспонденция О. Горской «На улицах города». «В 2 часа ночи город еще спал. Тихие улицы тонули во мраке. Только кое-где мелькали одинокие огоньки. И вдруг город ожил. В несколько минут улицы заполнились народом, в домах ярко загорелись огни. Со всех концов города, с самых далеких окраин шли люди, освещая путь факелами. Запылали костры на улицах.

Победа! Да здравствует победа! Это она – долгожданная весть разбудила город. Трудно передать чувства людей, шедших по улицам Ставрополя в эту ночь. Каждый по-разному выражал свой восторг. Вот женщины, совершенно незнакомые, бросились друг к другу в объятия, плачут, смеются и целуются…

Вдруг началась стрельба. Стреляли из пистолетов, винтовок, охотничьих ружей, затрещал пулемет. Салют победителям!..».

Т. Чаплыгин рассказывает о митинге, прошедшем во время ночной смены на заводе «Красный металлист». В войну завод работал на оборону, выпускал восьмидесятидвухмиллиметровые минометы и автоматы ППШ, ремонтировал противотанковые пушки и автотягачи к ним для войск, проходивших через Ставрополь. В период временной оккупации края завод был сильно разрушен, а после освобождения восстановлен в кратчайшие сроки.

И вот сейчас лица рабочих сияют счастьем. Это и их труд приближал долгожданную победу. Мощное, сильное русское «ура» потрясает токарный цех завода, где проходит митинг. В этот возглас каждый вложил душу свою, радость, которая переполняла сердца.

Под заголовками «Солнце счастья осветило мир», «Всеобщее ликование», «Настал долгожданный час» корреспонденты по краю пишут о митингах, состоявшихся в Ставропольском пединституте, на Пятигорском моторемонтном заводе (он тоже выпускал продукцию для фронта), на Ставропольском маслозаводе. Особые слова восхищения высказывают участники митингов в адрес Красной армии – победительницы.

«Когда радио принесло долгожданную весть о победе над Германией, - передавал корреспондент по телефону, - в городе Невинномысске никто не спал. Победе салютовал каждый по-своему: имеющие оружие - выстрелами, машинисты – паровозными гудками, а больше всего горячими троекратными поцелуями и сердечными поздравлениями».

Приходилось слышать, что вначале День 9 мая был вовсе не праздник, а всего лишь день поминовения павших, а потом, дескать, «власть его оприходовала, пристегнула к нему еще один день и сделала их красными в нашем календаре». Но правда в том, что Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 мая 1945 г. 9 мая был объявлен «всенародным праздником в ознаменование Победы советского народа над фашистской Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» Выходным этот день впервые был объявлен в 1965 году, поскольку в тяжелые послевоенные годы страна не могла позволить себе лишнего нерабочего дня.
Церковное шествие мирян села Новоалександровского в День Победы - 9 мая 1945 года

Но даже если бы и не было вердиктов свыше, этот праздник в нашем Отечестве все равно бы был, ибо День Победы – это прежде всего память. А память особое состояние души народа, которое нельзя ни утвердить, ни отменить росчерком пера…



Оккупация
Вилор БОЧАРНИКОВ

Мы немало знаем о героях Великой Отечественной и об исторических сражениях. Однако большинству жителей Ставрополья почти ничего не известно о том, как вели себя гитлеровцы на захваченных территориях. Вот свидетельства жителей только одного села – Московского.
В конце августа заканчивался первый месяц фашистской оккупации. В центре села наскоро схоронили младшего лейтенанта Николая Ермолаева, вступившего в бой с немецкими мотоциклистами. На пригорке, возле ключика «Гремучка», в братскую могилу уложили трех красноармейцев, погибших при попытке подорвать отставший немецкий танк. Выздоравливала раненная 3 августа военнослужащая Руденко, имя которой так и осталось неустановленным…

Стояла жара. В полях перестаивалась и деревенела суданка, созревала кукуруза, на огородах ожидала своего часа картошка. Все было, как обычно, и все было не так, как всегда. Люди неохотно, но все же выходили на работу. Надо было зачищать неубранные поля, пахать и сеять, ухаживать за скотом, собрать и сохранить урожай. Колхозные звеньевые и бригадиры начисляли трудодни, но никто, естественно, ничего не получал и не надеялся получить, пока в округе хозяйничают немцы. Все ожидали скорого освобождения.

Оставшийся на посту председателя самого отдаленного от центра села колхоза имени Кирова Николай Сучков поручил парнишке с хутора Шеховцова Ивану Савину поступить в полицию и потихоньку собирать оружие, вооружать надежных ребят. Уже имелось 8 автоматов, 9 дисков к ним, 400 патронов и два пистолета. Прятали в каменоломнях винтовки и гранаты члены молодежной группы сопротивления - выпускники Московской школы № 6 - Александр Безбородов, Иван Чайкин, Иван Ефимов, Виктор Толбатов и другие (к концу оккупации группа насчитывала 23 бойца).

Лето еще не закончилось, но уже приходилось подтягивать пояса. Не хватало соли, керосина для освещения, спичек, мыла и других таких необходимых и незаменимых в повседневной жизни вещей.
В клубе села немцы разместили более полусотни полуголодных, одетых в тряпье военнопленных и ежедневно гоняли их на заготовку дров – собирались комфортно провести зимнюю кампанию.

25-26 августа комендант Эренс собрал полицейских и приказал им к 29 числу собрать всех евреев для отправки их в концлагерь. Иван Савин по совету Николая Сучкова вывел со своего участка 18 человек в кукурузу на Белой горе и приказал им затаиться. Прошел день, другой. Ничего необычного не произошло, и евреи возвратились в свои дома.

29 августа в село Московское из Изобильного прибыли три гестаповца и приказали собрать у здания сельсовета всех ненадежных и подозрительных людей, «некоренных москвичей». Полицейские кинулись выполнять приказание, а староста принялся потчевать прибывших самогоном, копченым окороком и жареной картошкой.

Слух о приезде гестаповцев мгновенно распространился по селу и за его пределами. Бывшая в то время семиклассницей Валентина Ефимова прибежала домой. Мимо их калитки вверх, за западную Слезную гору, тянулась разновозрастная нестройная толпа. В ней были ее одноклассники Миша и Боря, учитель Борис Ямпольский. Последний был евреем чешского происхождения. Когда немцы оккупировали Чехословакию, бежал в Бессарабию, оттуда – в Киев, из Киева – в Ростов. И уже из Ростова-на-Дону – в Московское, где преподавал математику в средней школе, участвовал в хоре, особенно любил и хорошо пел «Любимый город может спать спокойно». Своим красивым почерком он заполнял свидетельства об окончании 7-го класса в 1942 году, в том числе и ей, Валентине Ефимовой.

Были в той толпе и работавшая в парикмахерской Соня с полугодовалой девочкой на руках, и Симочка, запомнившаяся тем, что у нее был полный рот золотых зубов. Всего было собрано 118 человек мирных граждан, в том числе 26 человек от грудного возраста до 16 лет. 94 человека проживали на территории села Московского, а 24 заехали из других мест, и их фамилий установить не удалось.

Обреченную колонну остановили у противотанкового рва на территории нынешнего 3-го отделения совхоза «Московский». Рядом располагалось поле. Женщины-колхозницы копнили просяную солому. Среди них была вышедшая вместо матери учительница физкультуры Мария Гостищева. Узнав своих учеников и учителя, она расплакалась. Стоявшая рядом колхозница Елена Поминова прошептала: «Смотрите, смотрите, мажут детям губы чем-то…»

Первой умерла грудная девочка Сони-парикмахерши. Мать разразилась проклятиями. К ней присоединились другие. Тогда гестаповцы начали расстрел: по пять человек загоняли в ров и косили из автоматов. Остальные обреченно ожидали своей участи. Когда все было кончено, тела наскоро прикопали. По словам Гостищевой, рука Ямпольского, не засыпанная землей, еще шевелилась…

Ночью голодные одичавшие собаки собрались на месте расстрела. А утром вышедшие работать на то же поле женщины бегом миновали обглоданные человеческие тела.

Изучавший независимо от меня это злодеяние немецко-фашистских войск учитель географии средней школы № 4, ветеран и инвалид Великой Отечественной Виктор Царенко в статье, помещенной в газете, вопрошал:
«А что сейчас на месте расстрела? Памятник с постоянно меняющимися цветами? Нет! Ничего такого нет и в помине. Только ветер гуляет да бурьян растет».

Надо бы как-то отметить место расправы, пока еще остаются в живых несколько человек, которые могут примерно указать, где это было.

* * *
Источник: "Ставропольская правда", 3 сентября 2004 г.



Памятники и памятные места Великой Отечественной войны

В годы Великой Отечественной войны в пятигорских госпиталях лечились раненые советские воины, большинство из них возвращались в строй. Десятки тысяч жителей города ушли на фронт, и 12 тысяч из них погибли в боях за Советскую Родину. Более 20 пятигорчан стали Героями Советского Союза.

В августе 1942 г. фронт приблизился к Пятигорску и после кровопролитных боев город был захвачен гитлеровцами. Но патриоты продолжали борьбу и в оккупации, помогали Советской Армии быстрее изгнать врага.

Стела в честь 25-летия освобождения Пятигорска от фашистских оккупантов (просп. имени 40-летия Октября). Проезд трамваем до остановки "Проспект 40 лет Октября".
Между проспектом имени Кирова и городским парком культуры и отдыха высится обелиск в память 75-летия освобождения Пятигорска от фашистских захватчиков. 11 января 1943 г. город был очищен от оккупантов соединениями 37-й армии под командованием генерал-майора П. М. Козлова.
Аллея славы (Комсомольский парк). Проезд трамваем до остановки "Улица Фучика".

От трамвайной остановки начинается аллея славы, которая ведет к монументальному памятнику, воздвигнутому в честь героев-земляков. На знаменах из цветного мрамора золотом отливают имена 24 Героев Советского Союза и 6 полных кавалеров ордена Славы - участников Великой Отечественной. Основанием памятника служит музей "Пятигорск в годы Великой Отечественной войны (1941-1945)". Круговая панорама в центре зала воссоздает героический эпизод обороны города, описанный в "Балладе о пятнадцати". Памятник и музей открыты в 1985 г.

Братская могила жертв фашистской оккупации (склон горы Машук). Проезд автобусом до остановки "Провал", затем пешком.

Недалеко от санатория имени С. М. Кирова, у правой обочины кольцевой дороги вокруг горы Машук, установлен черный мраморный обелиск на братской могиле советских граждан, которые погибли от рук гитлеровцев в январе 1943 г. накануне освобождения города советскими войсками.

Воинское мемориальное кладбище (юго-западный склон горы Машук). Проезд автобусом до остановки "Ленинские скалы".Здесь похоронены советские воины, скончавшиеся от ран в пятигорских госпиталях в годы Великой Отечественной войны и бойцы, командиры, погибшие при обороне Пятигорска в августе 1942 г. (среди них лейтенант Г. А. Пестов, который совершил дерзкую вылазку в уже занятый фашистами город на бронированном тягаче).

Памятник отважной разведчице Нине Попцовой (просп. Кирова). Памятник установлен перед фасадом Дворца пионеров. Проезд автобусом или трамваем до остановки "Улица Крайнего".



ПИСЬМО ПОДПОЛЬЩИЦЫ Н. ПОПЦОВОЙ ИЗ ГЕСТАПОВСКОГО ЗАСТЕНКА ПЯТИГОРСКА
6 января 1943 г.

Прощай, мамочка! Я погибаю... Не плачь обо мне. Я погибаю одна, но за меня погибнет много [врагов].
Мама! Придет наша родная Красная Армия, передай ей, что я погибла за Родину. Пусть отомстят за меня и за наши мучения.
Мама, милая! Еще раз прощай... ведь больше мы с тобой не увидимся. Я погибаю...
А как хочется жить! Ведь я молодая, мне всего 20 лет, а смерть глядит в глаза...
Как мне хотелось работать, служить для Родины!...
Но эти варвары, убийцы... Они отнимают у нас нашу молодую жизнь. Далее одно слово неясно.
Я сейчас нахожусь в смертной камере, жду с минуты на минуту смерти. Они кричат нам: «Выходите», идут к нашей камере, это...
Ой, мама! Прощай! Целую всю семью последний раз, с последним приветом и поцелуем...

Нина Попцова.

Нина Попцова — 20-летняя комсомолка из станицы Горячеводской, близ Пятигорска,— с приближением гитлеровской армии ушла в горы для борьбы с врагом. Поздней осенью 1942 года Нина на парашюте приземлилась за линией фронта, чтобы собрать сведения о фашистских войсках. По заданию военного командования она трижды проникала в тыл врага. Появлялась то в Пятигорске, то в родной станице Горячеводской, бесстрашно заходила в учреждения, собирала сведения, в которых так нуждалось командование фронта.

Два раза Нина благополучно переходила линию фронта и передавала необходимые сведения. Когда в третий раз она появилась на улицах Пятигорска, ее арестовали. В застенке пятигорской тюрьмы ее пытали офицеры полка «Бергманн» при участии фашистского палача Оберлендера. Но они не добились от комсомолки ни слова. В день гибели, 6 января 1943 года, за пять дней до освобождения Пятигорска советскими войсками, Нина написала письмо матери. Торопливо написанное карандашом, оно было найдено среди документов, брошенных фашистами при поспешном бегстве из Пятигорска, и передано Екатерине Матвеевне — матери погибшей героини. Письмо опубликовано в газете «Комсомольская правда» 6 апреля 1960 года.



Кавминводы в годы войны

Пятигорск в годы Великой отечественной Войны .В самом начале войны в ответ на призыв Родины к своему народу - все подчинить интересам фронта - было предложено организовать эвакогоспитали на базе курортов, санаториев и домов отдыха профсоюзов. За время войны только на базе здравниц были созданы сотни эвакогоспиталей профсоюзов. Почти все профсоюзные и ведомственные санаторно-курортные учреждения были превращены в эвакогоспитали. Главным курортным управлением Наркомздрава РСФСР были разработаны показания к направлению раненых и больных бойцов и командиров Красной Армии в госпитали-санатории. Все госпитали делились на 4 типа:

    * Курортные госпитали климатического и общего типа, в которые направлялись больные после перенесенных длительных за болеваний, больших кровопотерь, последствий ранений грудной полости, нетуберкулезных заболеваний дыхательных путей. Такие госпитали в условиях Кавказских Минеральных Вод формировались в Кисловодске.
    * Бальнеологические курортные госпитали, куда направлялись бойцы и командиры с последствиями ранений опорно-двигательного аппарата, посттравматическими контрактурами, тугоподвижностью суставов, хроническими остеомиелитами, хроническими полиартритами, миозитами, невритами, вялотекущими ослож нениями ранений мягких тканей, замедленным образованием костных мозолей, последствиями ранений с повреждением периферической нервной системы. Основная часть таких госпиталей была развернута в Пятигорске и Ессентуках.
    * Противотуберкулезные и кумысолечебные курортные госпитали. Показания: туберкулез легких и гортани в стадиях, допускающих направление в санаторий; развертывались в районе Кисловодска и Теберды
    * Нейросоматические курортные госпитали, в которые направлялись больные после перенесенных инфекций, ранений, операций и травм с функциональными неврозами и заболеваниями сердечно-сосудистой системы. Такие госпитали были развернуты фактически во всех городах Кавказских Минеральных Вод.

Пятигорск в годы Великой отечественной Войны

В короткий срок медицинским персоналом были оборудованы лаборатории, операционные, перевязочные, рентгеновские и физиотерапевтические кабинеты. В трудное для нашей Родины время эвакогоспитали не только блестяще справились с эвакуацией и реэвакуацией больных и раненых, но и обеспечивали все виды лечения для спасения тысяч человеческих жизней.

Вся система хирургической работы была построена по принципу централизации и специализации. Раненые поступали в сортировочный эвакогоспиталь и оттуда направлялись в госпитали специализированного профиля Народного Комиссариата здравоохранения и профсоюзов. Медицинская помощь раненым и больным воинам на Кавказских Минеральных Водах была построена по принципу этапного лечения. Каждая зона имела свои задачи: сначала как база далекого тыла, затем близкого тыла, затем оккупация и, наконец, те же этапы в обратном порядке. Характерными особенностями, обусловливающими постановку лечебной работы в эвакогоспиталях на Кавказских Минеральных Водах на отдельных этапах в годы Великой Отечественной войны, являлись:

    * 1941 г. - госпитали в глубоком тылу, оснащение госпиталей хорошее, но хирургических кадров мало. Проводится усиленная подготовка и переподготовка врачебных кадров;
    * 1942 г. - фронт приближается, оснащение госпиталей вполне удовлетворительное. Хирургические кадры в значительной степени усилены за счет подготовки и прибытия на Кавказские Минеральные Воды профессуры из Ленинградского и Одесского мединститутов и работников хирургических клиник;
    * Август 1942 г. - январь 1943 г.: оккупация. За время 6-месячной оккупации фашисты нанесли огромный ущерб городам-курортам Кавказских Минеральных Вод, исчисляемый более чем 300 млн. рублей.
    * 11 января 1943 г. группа войск Закавказского фронта освободила Кавказские Минеральные Воды от оккупантов. Управление госпиталей на Северном Кавказе возвратилось на Кавказские Минеральные Воды. Сразу же начались работы по восстановлению здравниц. Трудящиеся курортных городов совместно с колхозами и совхозами взяли шефство над курортами. Были отремонтированы уцелевшие здания санаториев. Медицинские работники приняли активное участие в этой работе. Один за другим после капитального ремонта открывались санатории, приводились в порядок бальнеологические сооружения, благоустраивались курортные территории, восстанавливалось городское хозяйство;
    * 1944-1945 гг.: фронт удалился за тысячи километров, оснащение госпиталей значительно улучшилось, усилился рост кадров, были обеспечены организация специализированных госпиталей и отде лений, укомплектование их специалистами

Пятигорск в годы Великой отечественной Войны

Впервые грозное дыхание войны донеслось до Кавминвод 23 октября 1941 года, когда фашистские самолеты бомбили железнодорожную станцию Минеральные Воды. Но главная беда нагрянула в последние дни июля 1942 года: фронт начал приближаться к Кавказским Минеральным Водам. Вечером 4 августа был получен приказ о срочной эвакуации госпиталей, она началась следующим утром. Несмотря на героизм и ожесточенное сопротивление наших войск, 10 августа были заняты Пятигорск, Железноводск, Ессентуки и Кисловодск.

Для жителей Кавказских Минеральных Вод наступили черные дни фашистской оккупации. За пять месяцев только в Пятигорске было уничтожено более трех тысяч мирных граждан и около восьмисот человек насильственно угнано в Германию. На берегу Подкумка, неподалеку от горы Кольцо, оккупанты расстреляли несколько сот советских граждан, схваченных в Кисловодске. От рук фашистов погибло и более ста жителей Железноводска.

1 января 1943 года Северная группа войск Закавказского фронта перешла в наступление - разгром группировки немецко-фашистских войск под Сталинградом позволил начать освобождение Северного Кавказа от оккупантов. Вечером 10 января, сломив немецкое сопротивление в районе реки Малки, соединения 37-й и 9-й армий вплотную приблизились к городам Кавказских Минеральных Вод. Утром 11 января части 351-й и 295-й стрелковых дивизий и 10-й Гвардейской стрелковой бригады вошли в Пятигорск. К вечеру того же дня были очищены от фашистов и соседние города.

Всего фашистами было уничтожено в Пятигорске около 350 зданий и сооружений. Ущерб, причиненный городу, превысил 800 миллионов рублей. В 437 миллионов рублей был оценен ущерб, нанесенный Кисловодскому курорту. Здесь оккупанты взорвали ТЭЦ, железнодорожный мост через Подкумок, сожгли нарзанный завод и несколько санаторных корпусов. В Железноводске были взорваны или сожжены крупнейшие здравницы, почта, резервуар для минеральной воды, повреждены все бюветы, общий ущерб составил более 60 миллионов рублей. В сумму 181 миллион рублей был оценен ущерб, нанесенный фашистами Ессентукам. Пятигорск в годы Великой отечественной Войны

Победное завершение войны привело к постепенному свертыванию госпиталей. В 1945 г. на Кавказских Минеральных Водах оставались лишь единичные госпитали, после окончания войны их осталось только 3 - они были закрыты в 1947 г. Вместо них созда вались специализированные санатории для долечивания раненых и инвалидов Великой Отечественной войны. Под конец войны курортная база Кавказских Минеральных Вод была предназначена для долечивания раненых без дальнейшей эвакуации. В этот период помещения госпиталей и санаториев для долечивания и для больных имели хорошие санитарно-гигиенические условия, имелось достаточно аппаратуры для физиотерапевтического лечения, широко использовались климатические и бальнеотерапевтические факторы - минеральные воды и лечебные грязи. Управление профсоюзами организовало в Кисловодске собственное призводство нативного и очищенного пенициллина, изготовление белково-витаминной пас ты, автоклавированных экстрактов алоэ, автоклавированной ткани по Филатову. Академик В. П. Филатов в 1942 г. был консультантом одного из госпиталей Кисловодска и лично руководил тканевой терапией. Все эти усилия привели к повышению эффективности лечения и снижению смертности. По сравнению с 1941 г. смертность раненых и больных в госпиталях Кавказских Минеральных Вод к концу войны уменьшилась в 16 раз.



«А где же твои рога?»

Мария ФЕДОРЧЕНКО  с. Дивное.

Мне шесть лет было, когда война началась. Конечно, в силу возраста я не могла понять, что это такое, и скромный быт нашего дома вряд ли чем отличался от довоенного: голод – вечный спутник ребятишек того поколения.

Немцы вошли в село Садовое - а жили мы в то время в Калмыкии - летом сорок второго. Помню, мы спрятались в подвал, когда они становились на квартиры. Не автоматов страшились, не гранат, боялись самих фашистов – ведь взрослые говорили, что они с рогами.

В скромной нашей хатенке поселились семеро немецких солдат. Видимо, статус их был невелик, потому что другие немцы жили в больших домах и по два-три человека. По соседству, в доме полицая, расположились важные чины. Они-то в основном и обижали местное население. Расстрелов, правда, не было, но последний кусок хлеба отбирали – это точно.

Нас, детишек, шестеро было, младшая, Рая еще в люльке. Бывало, напечет мама лепешек, мы сидим и слюнки глотаем, тут заявится толстомордый офицер, сграбастает все прямо из печи, мерзко так захохочет и убежит, обжигаясь хлебами.

А однажды у нас отелилась корова, но через три дня ее утащила со двора та же толстая морда, зарезали буренку фашисты и начали пировать. Остался только теленок, но чем же его кормить, коль сами с голода пухнуть начали. Тогда один из наших постояльцев стал маму учить, кому пожаловаться. Только, говорит, меня не выдавайте. Разговаривал он по-русски плохо, но все же можно было кое-что понять. Показывал фотокарточки своих детей, и про Гитлера высказывался не очень хорошо, а когда получал паек, то обязательно давал нам шоколадку и банку консервов – таких вкусностей мы сроду не пробовали. До сих пор помню изможденное лицо этого солдата, не боялась я его совсем и даже спросила однажды: «А где же твои рога?». Он ничего не понял, а родительница пригрозила мне лозинкой.

И вправду, шутить с фрицами было опасно: в соседнем селе, говорят, все колодцы были забиты трупами, и особенно свирепствовали фашистские прихвостни из местных. А над нашим Садовым постоянно летала немецкая «рама», приводившая в ужас все население. Взрослые хватали детвору в охапку и старались спрятаться в подвал.

Вскоре мама пожаловалась на поборы офицеру, и лепешки из нашей печки больше не исчезали.

А скоро немцы, проиграв Сталинградскую битву, спешно начали отступать. Однажды утром мы проснулись, а постояльцев-то нет. Исчез из огорода и танк, спрятанный под стогом сена. А на топчане, где спал наш безрогий квартирант, лежали шоколадка и губная гармошка. Тогда мы подумали, что он просто забыл их, но сейчас понимаю: оставил специально, как бы извиняясь за то, что заставил их сделать Гитлер.
СЛАВА ГЕРОЯМ - НАШИМ ОТЦАМ И ДЕДАМ ЗАЩИТИВШИХ НАС...

Возврат к списку




антимагнитные пломбы аспломб



 
 










О проекте История Награды Связаться с нами Реклама ссылки

Проект "КМВ и Ставропольский край". © ООО ИП АЛЬФА КМВ 2004–2018

357500 Пятигорск, ул. Панагюриште, 16, корпус 2 тел.: (961)485-11-55, (928)348-08-05