КМВ, Пятигорск
Ставропольский край • Ставрополь • КМВ • Пятигорск • Ессентуки • Кисловодск • Железноводск • Минводы • Георгиевск
Региональный информационный портал Кавминвод
---- История из жизни - "Кому должны помогать родители..."
Забыли пароль?



  Сделать стартовой  Добавить в избранное     Поиск  Обратная связь  Карта сайта  Версия для печати

Мизери

 
 
СЕВЕРО-КАВКАЗСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ФИЛАРМОНИЯ ИМ. В.И. САФОНОВА
 
 



Валерия
 


На первой полосе | Авто (мир автомобилей) | Hi-Tech | Деньги. Инвестиции. Кредиты | Работа и карьера | Семья и дом | Спорт, туризм и отдых | Я ль на свете всех милее ? | Мужикам всех стран... | Недвижимость | Наука и образование | Исследования и обзоры | Странности и причуды | ТОПы (супер-рейтинг) | С юмором по жизни...

25.10.2007

История из жизни - "Кому должны помогать родители..."

Жила-была семья: мама, папа и мамин сын от первого брака. Потом у мамы и папы родилась общая дочка. Папа любил и маму, и дочку, и маминого сына, но мама все время беспокоилась, что ее сына могут обделить, недолюбить и вообще как-то не так к нему относиться – ведь не родной же!
 
То есть ей он, конечно, родной, но папе-то нет. Так они и жили: мама всячески защищала сына от отца, а отец только пожимал плечами и старался даже на не очень приглядные поступки отпрыска смотреть сквозь пальцы, чтобы не раздражать «придирками» любимую жену. И вроде бы не было какой-то четкой позиции в семье на предмет любимых и нелюбимых детей, но внезапно случившийся с дочкой несчастный случай расставил все по местам.

Была травма головы, после которой девочка стала страдать частыми головными болями и пропускать школу. Папа начал уделять дочке больше внимания, а мама продолжила опекать сына. Потихоньку стало ясно: дочка – папина, сын – мамин. 
Так они и жили многие годы. Материальных проблем у семьи не было, так как они работали на Севере, а дело было в советские времена (когда приезжавшие оттуда были единственными, кто мог купить кооперативные квартиры). Жили не бедно, не богато, но на эту самую квартиру заработали.

Дети выросли. Сын ушел служить в армию, его взяли в морской флот на пять лет. Он объездил много стран, заработал большие по тем временам деньги и выразил желание потратить их на семью. Но мама не приняла подарок, объяснив, что это его деньги. Никто спорить не стал. По молодости сын не смог мудро распорядиться капиталом, он просто планомерно спустил деньги, меняя женщин и оставляя каждой из них по квартире.

Несмотря на знание нескольких иностранных языков и прекрасную память, он не стал поступать в высшее учебное заведение или приобретать какую-нибудь полезную сухопутную специальность, отговариваясь тем, что «учиться никогда не поздно», и продолжал жить в свое удовольствие.

А дочка всем на удивление закончила-таки среднюю школу, хоть врачи и запрещали ей заниматься. Даже когда мама, послушав врачей, опустила руки, папа продолжал ей помогать и вселять в нее надежду. После школы она собралась поступать в медицинский институт «на материке», как говорят на Севере о густонаселенной части России. Не поступила, но пошла работать. А позже поступила в совсем другой вуз.

Тем временем мама с папой тоже переехали «на материк» насовсем, купив квартиру. Папа вписал в ордер всех четверых членов семьи. Дочка вышла замуж, появился ребенок, но папа продолжал помогать ей материально. Дело в том, что дочке попался жадненький супруг, и семья существовала не без проблем, в том числе денежных.

Но вот папа умер, и в жизни дочки наступили черные дни. Приходилось жить на одну небольшую зарплату и тянуть ребенка. Недолго прожил и супруг дочери. Она осталась одна с ребенком-подростком. Ее брат со своей шестой по счету женой и двумя детьми сразу после смерти папы переехал жить к маме, а после смерти мужа сестры стал не просто намекать, а практически открыто говорить – не видать ей родительской квартиры!

Назрел конфликт. Не только между братом и сестрой, но даже между мамой и дочкой. Мама по старой привычке продолжала поддерживать сына, апеллируя к дочкиной совести: «Не будь жестока с братом – ему же негде жить!» Дочь намекала, что она совсем без поддержки и деньги от продажи
ее части квартиры ей бы очень не помешали. Брат – мужик, заработать может. И вообще, он столько денег промотал за жизнь!

История не завершена. Дочь злится на маму и не может ей простить. Мама желает отдать квартиру сыну. Где же кроются корни проблемы этой благополучной в прошлом семьи?

Комментарий психолога Варвары Сидоровой:

Семья никогда не бывает однородным целым. Даже маленькая семья состоит из нескольких сообществ. Возникновение этих сообществ описывается разными параметрами, ролями, которые достаются членам семьи, степенью близости между ними, функциями, которые эти люди выполняют в семье.

Понятно, что это разделение в какой-то степени условно. На протяжении существования семьи эти сообщества могут меняться, менять состав, превращаться во что-то другое.

В функциональных семьях обычно в числе прочих возникают два сообщества: дети и родители. Естественно, эти сообщества не изолированы друг от друга. Но внутри этих сообществ свои отношения. У детей – свои, у родителей – свои. Плюс к этому родители остаются родителями, заботящимися и любящими своих детей.

А в этой семье вышло так, что сформировались не сообщества «дети» и «родители», а сообщества «мать-сын» и «дочь-отец». Конечно, какой-то вклад в это внесла мама с ее тревогой за сына. И эту тревогу, а может, и какие-то более сложные чувства мама принесла в семью из досемейной своей жизни. Но мамино восприятие ситуации не могло полностью сформировать данное положение дел. Один человек не может построить или кардинально изменить систему. В отношениях участвуют все. Недостаточно информации, чтобы оценить вклад каждого участника. У кого-то он больше, у кого-то меньше. Дети сделали это не сознательно, а подстраиваясь к поведению двух взрослых. Конечно, дочери это далось очень непросто. Любому ребенку трудно пережить отдаление матери и признание того, что другому достается больше маминой заботы, тепла и любви. Но произошло то, что произошло.

Можно отметить, что девочка очень сильная. Это видно хотя бы по тому, как она справилась с последствиями травмы и построила свою жизнь. Но при этом она привыкла, что у нее есть опора – папа. Она – та, о ком заботятся. И когда папа умер, получилось не два сообщества в одной семье, а две отдельных семьи: мама с сыном и дочка со своим сыном. Одна подсистема перестала существовать с исчезновением папы, а вторая, какой была, такой и осталась.

Очень трудно, когда умирают родители. Дети теряют не только любимого человека, они перестают быть теми, о ком ТАК заботятся. Дети в какой-то мере навсегда перестают быть детьми. Потеря этого детства не так очевидна, как потеря любимого человека, но ничуть не менее значима. Естественна попытка компенсировать потерю детства. Вот же есть мама. Почему она не может делать для меня то, что раньше делал папа?

Применительно к этой конкретной ситуации девочка снова оказывается в положении, которое у нее когда-то в жизни было. А именно, что брату достается больше мамы, чем ей. При этом для мамы она уже не ребенок, она – взрослая. Это очень трудно принять. Это значит, что теперь она навсегда в этом жестоком мире сама по себе.

Я ничего не говорю о справедливости или несправедливости происходящего. Положение дел таково, каково оно есть. Отношения с родственниками вполне можно выстроить, если принять факт и не пытаться его изменить. Это может быть очень обидно, очень трудно. Но если дочка не разберется со своими обидами и не признает существующего положения вещей, то ей не наладить диалога с матерью.

Разобраться со своими обидами вовсе не означает пойти на попятный или признать поражение. Это значит просто осознать реальность, определить свои отношения с этой реальностью и действовать исходя из того, что есть.

Не зря говорят, что на обиженных воду возят. Обида мешает действовать конструктивно. А близость между матерью и взрослой дочерью вполне возможна. Но это уже не отношения опекающего родителя и опекаемого ребенка, а отношения равных.

Я понимаю, что эта ситуация может быть трудна для дочки. На переживание двух смертей: отца и мужа – наложилось оживление детской травмы (мама больше с братом, чем со мной). Когда-то в детстве с травмой помог справиться папа. Теперь предстоит справляться самой. Это непростая задача. Это тот случай, когда я бы посоветовала обратиться за помощью к специалисту. Понятно, что в описанной ситуации на частного психолога средств может не хватить, но сейчас почти в любом месте страны есть психологические консультации, телефоны доверия и в крайнем случае психологи в школе сына.

Дополнение:

Дочь, как совладелец родительской квартиры, имеет право на четверть ее цены, а как наследница первой очереди – еще на треть четверти отца. И этого права она не может лишиться.

Ключевые слова Личный опыт, Собственность
Источник www.sob.ru

Возврат к списку







 
Сергей Пенкин
 










О проекте История Награды Связаться с нами Реклама ссылки

Проект "КМВ и Ставропольский край". © ООО ИП АЛЬФА КМВ 2004–2019

357500 Пятигорск, ул. Панагюриште, 16, корпус 2 тел.: (961)485-11-55, (928)348-08-05