КМВ, Пятигорск
Ставропольский край • Ставрополь • КМВ • Пятигорск • Ессентуки • Кисловодск • Железноводск • Минводы • Георгиевск
Региональный информационный портал Кавминвод
---- История от психолога: Золушка после развода...
Забыли пароль?



  Сделать стартовой  Добавить в избранное     Поиск  Обратная связь  Карта сайта  Версия для печати

Загадочные вариации, спекталь, Ессентуки

 
29 февраля в Театре оперетты Пятигорск спектакль "Близость"
 
 
 



Призрак оперы
 


На первой полосе | Авто (мир автомобилей) | Hi-Tech | Деньги. Инвестиции. Кредиты | Работа и карьера | Семья и дом | Спорт, туризм и отдых | Я ль на свете всех милее ? | Мужикам всех стран... | Недвижимость | Наука и образование | Исследования и обзоры | Странности и причуды | ТОПы (супер-рейтинг) | С юмором по жизни...

25.10.2007

История от психолога: Золушка после развода...

 
Эта история о том, как Золушка стала принцессой в обстоятельствах не совсем традиционных. Не на балу, и даже не после бала, а в тот момент, когда принц, давно оставивший ее с ребенком прямиком на куче золы, в которую обратился их брак, вдруг почувствовал ответственность за бывшую семью.


Она приехала в Москву из отдаленной республики, он – из ближнего Подмосковья. Один институт. Одна группа. Одна спортивная секция. Общие сессии, общие каникулы, общие сборы. Любовь. К последнему курсу они поженились. Вскоре родился ребенок. Но, начиная с ее беременности, брак начал стремительно распадаться.
Она не могла везде ездить с ним, а он не мог бросить спорт. Начались скандалы. Практически сразу после прибавления в семействе они переросли в нечто уже совсем невообразимое. Ей казалось, что он уделяет им с малюткой слишком мало времени. Ему чудились оковы и цепи.

Потом оказалось, что у него появились какие-то женщины. Она не выдержала и ушла. В никуда, собрав немногочисленные пожитки и грудного (трехмесячного) ребенка.
 
Весь их брак прошел в общежитии института, так что разделов площадей и имущества быть и не могло. У него, конечно, была квартирка в подмосковном городке, но принадлежала она родителям, которые его молодую жену категорически не приняли, а с внуком познакомиться не удосужились.
И оказалась наша Золушка практически на улице. Жила по друзьям, изредка снимала какие-то углы, работала, сколько позволял ребенок. Кое-как перебивалась.
 
Тем временем уже вовсю шла перестройка, и принц, осознав положение науки и спорта, подался в бизнес. Причем очень и очень успешно. Доходы росли, положение укреплялось. Вместе с доходами росли опасения.
В один прекрасный день он явился к ней, полный решимости дать отпор всем гнусным и необоснованным требованиям, которые – он был в этом уверен – не замедлят последовать. С порога он твердо заявил, что хоть и собирается повысить содержание бывшей семье, но пусть она не рассчитывает на основные капиталы. И никакой суд ей не поможет, так как «белая» зарплата у него невелика, а до теневой стороны доходов никакой закон не доберется.
 
Каково же было его удивление, когда его бедная бездомная жена спокойно сказала, что единственное, что ей нужно – знать точную сумму алиментов, чтобы как-то планировать свою жизнь. И что ее вполне устраивает законная часть его «белой» зарплаты.
Тут необходимо маленькое отступление. Дело в том, что Золушка была женщиной умной, и, оказавшись у разбитого корыта, не обиделась на судьбу и не обозлилась на весь мир, а решила проанализировать, что же привело ее семейство к такому быстрому и плачевному финалу. По всему получалось, что виновата она и никто другой.
Практически с самого начала совместной жизни она относилась к своему принцу не как к человеку, а как к функции: сначала муж, потом отец. Соответственно этому выдвигались требования. Непосильные и несправедливые. Вот он и не выдержал.
И теперь, разобравшись и успокоившись, она могла посмотреть на своего бывшего мужа совсем другими глазами. Ей было очень жаль семью, жаль отношений, которые разрушились не начавшись, но поделать она не могла ничего, кроме как спокойно и ответственно проживать ситуацию, в которой оказалась.
 
Вскоре после памятного разговора об алиментах у мужа серьезно заболела и попала в больницу мать. Ей нужно было носить еду, ухаживать, навещать. Дома остался одинокий отец-инвалид. А бизнес принца не давал ему возможности подолгу оставаться не то что в подмосковном городке, но и в Москве. Единственным человеком, к которому он смог обратиться за помощью, оказалась его жена.
 
Она переехала в Подмосковье, ухаживала за свекром, по два раза в день ходила в больницу к свекрови, носила ей диетическое питание, стирала, убирала в палате. Такая жизнь продолжалась четыре месяца. За это время дед, да и бабушка довольно сильно сдружились с внуком.
 
Наконец свекровь выпустили. Первое, что она сделала, придя домой, – закатила грандиозный скандал на тему: не там лежит, не так убрано, неправильно поглажено. Золушка, не говоря худого слова, собралась и ушла. Тем более что к тому моменту принц уже вернулся из командировки и вполне мог (да и хотел) посвятить какое-то время родителям.
И вот тут-то начались чудеса. Мать принца буквально со следующего дня начала пилить сына. Она обвиняла его в пренебрежении семьей, отсутствии отцовского чувства и в том, что он обрек родную кровь на бездомность и скитания. Единственным выходом из положения она считала покупку для внука и его мамы приличной квартиры.
Сначала на приличную не хватило, и принц преподнес своей бывшей жене ключи от маленькой «однушки» на окраине. Но и это было для нее верхом счастья.
 
Через пару-тройку лет на смену «однушке» пришла «трешка» в хорошем сталинском доме. И не совсем на смену. Однокомнатную принц оставил в распоряжении семьи. Сперва чтобы сдавать ее и кормиться, а в перспективе чтобы у выросшего ребенка была своя площадь. Сейчас Золушка и сын получили от принца третье жилье – комфортабельный загородный дом в десяти километрах от МКАД.
 
Принц – не олигарх. Деньги достаются ему постоянным и упорным трудом. Он не собирается вернуться к семье, да это и невозможно. Просто ему приятно их обеспечивать тем, чем он может. Так сложилась их жизнь. Без просьб с ее стороны, без требований, без упреков. Без новых семей…
 
Комментарий .

Комментарий психолога Варвары Сидоровой:

Отношения всегда делают двое. Во время ее беременности они оказались в симметричной ситуации. Оба бросили партнера и одновременно оба оказались брошенными. При этом проблема состояла в том, что оба ощущали свою брошенность и не отдавали себе отчета в том, что сами сделали то же самое. У каждого из них было чувство, что именно второй не разделяет с ним жизнь так, как это ожидается. Это их и развело. И, видимо, очень основательно, по-настоящему. Развод там состоялся во всех смыслах: и в физическом, и в эмоциональном, и в психологическом. Они очень серьезно разделили территорию жизни.

Ребенок оказался на ее территории. Для него, скорее всего, поначалу ребенок бессознательно ощущался как причина бедствия. Пока она не забеременела и не появился младенец, все было хорошо. В его картинке она пожертвовала отношениями с ним ради отношений с этим младенцем.

В семье, которая не распадается в этот критический период, муж в конце концов убеждается, что все не так страшно. А тут времени на выяснение правильной картинки не было.

В ее картинке появился их общий ребенок, которого они теперь вместе будут любить и растить и на алтарь которого надо принести все, что возможно.

Какое-то время после расставания он взаимодействовал с ситуацией очень формально: отдавал часть зарплаты, положенную по закону, и этим удовлетворялся. Граница между ними выстроилась жесткая и непробиваемая. И он этой границей был вполне доволен, пока не понял, что можно выстраивать отношения совсем по-другому. Это произошло после того, как она перестала ожидать от него того, что, по ее мнению, обязан делать «нормальный» муж и отец.

Она перестала просить и требовать. Он же в какой-то момент осознал, что вот она – его семья. Другой, может быть, и не будет. Статус вхождения бывшей жены и ребенка в границы семьи подтвердила его матушка. Это было важно, так как в его «большой» семье блюстителем границ была, судя по всему, именно она. Не зря по выходе из больницы она так испугалась вторжения невестки в ее быт. А когда поняла, что на ее территорию не посягают, – отошла и даже приняла на себя обустройство быта внука и бывшей жены сына.

А дальше все было просто. Если это его семья, он обязан о ней заботиться. Он же мужчина.

Ключевые слова Личный опыт
Источник www.sob.ru

Возврат к списку







 
Елена Ваенга
 










О проекте История Награды Связаться с нами Реклама ссылки

Проект "КМВ и Ставропольский край". © ООО ИП АЛЬФА КМВ 2004–2024

357500 Пятигорск, ул. Панагюриште, 16, корпус 2 тел.: (961)485-11-55, (928)348-08-05